Сейчас, мы скорее всего даже не сможем себе представить Новый год и Рождество без ёлки. Однако, как в совсем юной Одессе, так ещё и в 1860-70-х годах новогодние праздники обходились без елей. Причина этому была такова — на территории современной Одессы и всего Северного Причерноморья вообще не было растительности, не говоря уже о хвойных породах. И новогодняя ель была очень дорогой игрушкой, хотя бы потому, что доставлялась она в Одессу из Крыма!Самую первую ель в Одессе доставили для дочери влиятельной фаворитки Александра I, Марии Антоновны Нарышкиной — Софии, коей приписывали августейшее происхождение. Для нее-то и дали первый, как считается, новогодний бал в Одессе, освященный присутствием тех, чьи имена обернулись названиями улиц: Ришелье, Ланжерона, Кобле, Разумовского…

Но сама «широкомасштабная ёлочная традиция» завезена в Одессу немцами, устраивавшими детские рождественские вечера не только для своих домочадцев, но и для знакомых.
Довольно долгое время рождественское дерево было в виде связанных веток какого-нибудь кустарника, обвешанный яблоками, миндалем, орехами.

Сам Новый год, сливки высшего общества Одессы, поначалу отмечали в Клубном доме Рено на Ришельевской, а в последствии — в Благородном собрании и в Английском клубе.
Шампанское, разумеется, пили избранные, но представители много-национальной Одессы, употребляли свои традиционные напитки: французы — бордо и боргонь, итальянцы — марсалу и кьянти, греки пили «кипрское», метаксилема и узо, испанцы — малагу и херес, болгары — ракию, немцы — рейнвейн, турки прикладывались к араку.

Из примечательных праздничных традиций того времени был обычай палить в полночный час из всех видов огнестрельного оружия. Конечно, не обходилось без травм и происшествий. Так, например, когда в очередной раз в новогоднюю ночь (!) загорелся соседний с Театром дом Стифеля ( совр.адрес — Дерибасовская,10/Ришельевская,3), в газетах писали: «Дом этот горит вот уже в пятый раз, и своими пожарами приобрёл себе даже некоторую известность».Рождественский стол неизменно поражал приезжих своим разнообразием и интернационализмом, независимо от этнической принадлежности и вероисповедания хозяев.
Из записей мемуариста того времени: «Вещественная часть этих обедов, кроме блюд, известных северным жителям ( под северными жителями имеются в виду жители Петербурга и Москвы, т.к Одессу называли Южной Пальмирой, а Петербург —Северной Пальмирой) украшается свежими растениями с берегов Босфора, фигами, осахаренными собственным их соком, мучнистым рахат-лукумом и богатой данью Чёрного моря: разновидными камбалами, среброчешуйной скумбрией, крабами, креветками и проч. и проч.».

Что касается рождественских и новогодних подарков, то в Одессе они издавна имели свою специфику — как южные ворота империи Одесса регулярно знакомилась с разнообразными бытовыми нововведениями и самыми изысканными подарками в 1840-х годах были: «фотографические снаряды», в середине столетия — «тихошвейки», «фотоженные лампы», затем — «бароскопы», «макинтоши» и даже биде.

Мы будет рады, если вам понравилась наша небольшая рождественская история из жизни ещё молодой, но уже известной в мире как  экспортёр зерна №1 — Одессы!

 

Добавить комментарий

Подписаться без комментирования

Отправить запрос на подбор тура

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Ваш email (обязательно)

Сообщение

×
Хочу скидку

Имя *

Номер телефона *

Скидка на выбор

×